phone menu
Поиск
Главная
Новости
Афиша
Рейтинг организаций
Эксперты
Добавить организацию
недвижимость в Курске

Итого: 0

Человек с большим сердцем

Человек с большим сердцем
Андрей Ильин — курянин с большим сердцем. Вот уже около года он занимается помощью жителям Луганской и Донецкой народных республик, как в Курске, так и в Украине. Третий раз Андрей с товарищами отвез гуманитарную помощь в те районы Донбасса, до которых не доезжают «белые камазы».

Расскажите, с чего все началось?

Тем летом в Курск хлынул поток беженцев. Я не могу объяснить, почему возникло желание помогать. Мы начали со сбора гуманитарной помощи, чтобы поддержать вынужденных переселенцев. Ведь многие бросали все и приезжали в отчаянном положении, с детьми на руках, практически в тапках и халате. Им идти было некуда, и мы не знали, куда их деть.

Тогда я подключился к сетевому федеральному проекту «Мирное небо». Сейчас он если еще не «мёртвый», то вялотекущий. На тот момент в проекте было около 30 регионов, у каждого города был свой куратор. Обменивались информацией ежечасно, координировали людей.

С кем сейчас сотрудничаете?

С миротворческим батальоном «Ангел». Они работают по всему Донбассу: вычисляют самые разбитые районы, где осталось несколько домов. «Ангелы», конечно, рискуют, когда едут туда под обстрелами. Но у них есть оружие и специальное разрешение. Ехать там одному — самоубийство. Недавно три московских машины в гуманитарной помощью взяли в плен. Они поехали сами по себе, взяли в сопровождение одного милиционера с Луганска. Ну а что может пацан с погонами в 26 лет? Машины нарвались на блокпост. Сопровождающего убили, волонтёров взяли в плен. Сейчас, вроде бы, обменяли на украинских военных, точно не знаю.

И с региональными властями в Курске взаимодействуете?

У нас всегда же «медленно запрягают». Никто не был готов к войне в соседском государстве, а затем к таким очередям в ФМС на получение временного убежища. Власти обещали многое: поселить 44000 беженцев на территории области, организовать 193 пункта временного размещения. Все-таки 1000 человек, наиболее нуждающихся в помощи, они худо-бедно разместили. Остальные разбрелись по родственникам и знакомым, кто-то обратно вернулся. «Олимпиец» — это последний из могикан, единственный пункт временного размещения (ПВР). А их было двадцать. Говорить, что власти совсем ничего не делают, тоже нельзя. Они взаимодействуют с людьми. В МЧС, например, звонят с вокзала беженцы и говорят: «Мы не знаем, куда ехать». Подъезжает машина и отвозит их в пункт временного размещения. В 2015 году средств на это уже нет, да и ПВР — один-единственный, туда отправляют только в случае самой крайней нужды.

Что изменилось за этот год?

Сейчас сам поток беженцев схлынул и стал двусторонним. На переходе через границу стоят одинаковые очереди на русскую и украинскую территорию. Некоторые ведь не нашли себя здесь. Если говорить откровенно, не особо приветлива Россия к беженцам. Чиновничий беспредел, бюрократия, сложности с гражданством… У меня есть товарищ на границе, который пропускает «гуманитарку». Он звонит и говорит, что перед ним стоит семья — мама с животом, отец и двое маленьких детей — и просит принять их как-нибудь. Ночью я их встретил, оставил у себя. Сутки они спали и даже не ели. У женщины после такой дороги глаза были, как у мученицы. Привезли их в ФМС, а там все с деревянными лицами, мол, общая очередь, ничем помочь не можем. И таких много было семей.

У вас же есть группа Вконтакте, расскажите про нее?

Да, есть группа «Курск. Помощь беженцам из Украины». Если пролистать, то можно узнать, что мы делали с самого начала. Мы регулярно публикуем фотоотчеты с каждой поездки, чтобы люди знали, что мы не на рынке где-то продаем продукты и не на луну их отправляем. Через эту группу на меня вышла семья из Луганска, которая вообще не знала куда и как ехать. Мы к тому времени еще располагали информацией, где лежит безопасный маршрут. Я встретил их в Курске и поселил на первое время у себя. Сейчас они уже съехали, дети устроились, родители нашли работу, в общем, хэпи энд. Но так бывает далеко не у всех.

Когда-то хотел прекратить вообще вести группу. На сайт администрации написал вопрос по поводу ПВР, а замгубернатора Зубков ответил, что не надо злоупотреблять обращениями в госорганы. И я понял, что это все никому не нужно. Думал, кто-то подхватит, чтобы я хоть выдохнул ненадолго. Но никто не решился. И оставить я группу не могу, потому что люди звонят, просят помочь.

Много семей через вас проходят?

Я чисто физически не могу через себя всех пропускать. Но в такие острые моменты, когда люди в 5 утра могут на голову свалиться, трудно отвернуться и не предложить им свою помощь. Домашние с терпением относятся. Как-то у нас был разговор с супругой, можем ли мы кому-то помочь. А потом раз, назрела ситуация и людям действительно некуда деться. Я сижу в 3-комнатной квартире, а людям, получается, остается только на лавке или на вокзале спать. Выбор очевиден.

Куда ездили в последний раз?

Не в последний, а в крайний. Проще сказать, где мы не были. Крайняя поездка была самая обширная. Весь Донбасс пересекли вдоль и поперек.

Как продукты доставляете в отдаленные районы?

В прошлом году мы довозили груз до границы, договаривались, и его передавали, куда необходимо. В людях были уверены, что они доставят все. А теперь сами все возим, хотим убедиться, что до людей это дойдет.

Часто приезжаете туда?

В апреле 2015 года был в первый раз, в мае весь отпуск провел там. И вот сейчас третий раз. Рассчитывали поехать на 3 дня, а проторчали больше недели. Год назад даже представить себе не мог, что когда-нибудь поеду. Сейчас все чаще ловлю себя на мысли остаться на Донбассе, когда приезжаю в очередной раз. А потом понимаю — это не моя война. Да и то, что мы делаем — это крупинка, и даже белые камазы — это капля в море.

Какую реакцию встречаете на границе?

Сейчас тяжелее перевозить помощь. Не знаю, по какой причине у наших пограничников указание без разрешения МЧС гуманитарные грузы от общественников не пускать. Разрешено перевозить 50 кг на человека. Вот мы привезли 1,5 тонны, вызвонили людей. Они приезжают, садятся в автобус, каждый по 50 кг взял и потащил. Нашим таможенникам до фонаря, кто ты и что везешь. Увидели, что на обратной дороге в камуфляже едем — значит, ополченцы, значит, оружие везем. И начинают осматривать все. Предлагали через контрабандистов передавать, но жаба душит платить деньги тем, кто на чужом горе руки греет. А на границе страшно. Страх все испытывают. Там только умственно ограниченные люди ничего не боятся. А еще в Донбассе дорог нет вообще. Вернулись как-то без фар и без глушителя. Те, кто нас сопровождает, все пути, конечно, знают.

Как там вообще живут люди?

Там совсем другой мир. По-другому и дышится, и смотрится. Чувство опасности заставляет многие вещи переоценивать. В некоторых районах осталось 2-3 дома, люди сидят в подвалах и даже боятся выйти. Больше всего поражает то, что в Луганске и Донецке — прифронтовых городах, которые рядом с линией соприкосновения — чище, чем в Курске. Ни одной перевернутой урны. Конечно, там и людей на улице почти нет. Многие видят людей в форме, разворачиваются и куда-нибудь во двор. Боятся. Но большинство людей рады. Спрашивают, когда Россия нам уже поможет? А мы ответить ничего не можем, это же не от нас зависит.

Вы сами закупаете продукты, которые повезете людям?

Не совсем. Нам помогает профсоюз военнослужащих Курской области. Иногда через группу Вконтакте приходят пожертвования, кто-то с моей работы дает продукты. В основном собираем по знакомым. После первой нашей поездки, когда ездили в Дебальцевский котел, вышел репортаж на ГТРК. Тогда за два дня принесли продуктов тонны две. Кто коробку тушенки, кто рис, кто мешок муки.

Как домашние отпускают туда?

В первый раз дома вообще не знали, куда я поехал. Чтобы сильно не волновать, сказал, что еду в Ростов. Потом меня, конечно, раскусили, но уже было поздно. Вообще, к такой обстановке в семье привыкли, потому что раньше работал в силовых структурах и были неожиданные командировки.

А что взамен получаете?

Кроме ощущения, что как в церковь сходил, ничего не получаю. Прибыли никакой, больше своих денег уходит. Главное, чтоб всё доходило по назначению. Когда видишь того человека, которому отдаешь пакет, когда старики тебя обнимают и крестят, тогда понимаешь, что все совершенно не зря. И все эти трудности — все мелочи.

Как сегодня люди реагируют на беженцев?

У многих стало возникать раздражение. Просто кто-то действительно нуждается в помощи, а некоторые, например, здоровые мужики, приезжают и ходят по складам с гуманитаркой. На них тоже смотреть противно. По идее — твоя земля, ты и защищай. В Луганске рассказывали, что, когда пограничные переходы начинали бомбить, взрослые мужики бежали одни, без детей. В очереди их спрашивают: «Куда вы?». А они отвечают, что это не их война, мы воевать не пойдем. Ополченцы говорят: «Без проблем, только юбки надевайте и переходите через границу. В юбках пропустим». И те надевали юбки и переходили.

Если взрослые так реагируют, то как дети себя ведут?

Сидим как-то на крыльце гостиницы. Она, конечно, уже не гостиница, а пункт размещения для ополченцев и беженцев. И там раньше много детей было, сейчас кого-то забрали родственники или поместили в детские дома. Недалеко от нас сидят брат с сестрой, почти погодки. Она берет на руки его и тащит. Спрашиваем, куда ты его тащишь, он же тяжелый. А она говорит: «Он мимо вас не пойдет сам, он вас боится».

Ребенок боится людей в форме. Детская психика уже надломлена. А что они там едят — так это 2-3 ложки овсянки 3 раза в день. И это спокойный район. Пошли в магазин, скупили там все пельмени, отнесли на кухню. На следующий день все сардельки скупили. Благодарят. Но мы же уедем, а они опять будут овес есть. И сделать с этим ничего нельзя. Что-то частями потом передали из гуманитарки.

Как вы сами относитесь к войне?

Мир вообще перевернулся в последнее время. Я стараюсь смотреть с оптимизмом. Любая война когда-нибудь закончится, люди от этого устали. И как бы политики ни бодались, они когда-нибудь определятся. А определятся — будем помогать восстанавливать. Будем делать то, что в наших силах. Что будет, то будет.

Автор: Татьяна Бледнова
Опубликовано: 10 июля 2015, 15:29
Версия для печати

Комментарии: (Не менее 5 символов)

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)


Другие новости

13:27, 20.11.17

Лекарство от серости

О художественном оформлении мы поговорим с руководителем "Cover", Дмитрием Борисенко

11:06, 18.12.15

Gastro Hookah lounge: добро пожаловать или посторонним вход запрещен

Курение кальяна уже перестало быть экзотикой для нашей страны. Сегодня все больше людей предпочитают проводить время в тех заведениях, где можно отдохнуть в спокойной и уютной атмосфере, расслабиться и покурить ароматный кальян. Именно таким местом является открывшийся недавно в Курске кальянный клуб Gastro Hookah lounge.

10:32, 03.11.15

Валентин Хардиков о music-баре "Точка", рок-н-ролле и пиве за 50 рублей

Валентин Хардиков — владелец music-бара «Точка», организатор вечеринок и концертов. Мы поговорили о сложностях организации рок-концертов, о курской публике, о феномене дешевого пива и о будущих мероприятиях, которые можно будет посетить в этом баре.